На главную Описи Об архиве Контакты Публикации Новости Базы данных Справочники Уникальные ед. хр. Противодействие коррупции Коллекции Карты

Коллекция уникальных единиц хранения

Поиск: Выводить по результатов
1 2 3 4 5 6 7
Обнаружено совпадений: 203
Ф. 32. Оп. 1. Ед. хр. 1
Книга Посольского приказа по дипломатическим сношениям с Австрией и Германской империей 1488-1517 гг.

Датировка: 1488-1517 гг. Аннотация: Памятник представляет собой самую раннюю посольскую книгу по дипломатическим и сношениям Московского государства с Австрией (Германской империей). Сборник включает отпуски ко двору императора Фридриха III и короля Римского Максимилиана послов Юрия Траханиота и князя Михаила Михайловича Глинского 1489 - 1492 гг., приезды в Россию императорских послов Николая Поппеля 1489 г., Юрия де Латура 1491 г., Михаила Снупса 1492 - 93 гг., приезд в Москву посла венгерского короля Матьяша Хуньянди Ивана Диака 1488 г., прием в 1517 г. послов Максимилиана I Сигизмунда Герберштейна и Ганса фон Турна. Документ является уникальным источником по истории внешней политики России в последние годы царствования Ивана III, а также Василия III. Памятник содержит ценные сведения о работе Посольского приказа, церемониях и обычаях приема послов иностранных государств. Историческая справка: Первые контакты Германской империи с Московским государством относятся к 1486 г., когда ко двору Ивана III прибыл посланник Николай Поппель. Фридрих III в этот момент был заинтересован в создании военного союза против Польши, чем и объясняется миссия австрийского дипломата. В 1489 г. в Вену отправляется русский посланник Юрий Траханиот, военный союз был оформлен в следующем году подписанием докончальной грамоты. Габсбурги часто выступали также в качестве посредников при заключении мира между Московским великим княжеством, Ливонским орденом и Литвой. Подобная задача была, например, возложена Максимилианом I на Сигизмунда Герберштейна, который отправился ко двору Василия III в апреле 1517 г.
Ф. 32. Оп. 1. Ед. хр. 2
Книга Посольского приказа по дипломатическим сношениям с Австрией и Германской империей 1517-1518 гг.

Датировка: 1517-1518 гг. Аннотация: Рукопись является хронологическим продолжением предыдущей посольской книги 1488-1517 гг. Сборник включает прием австрийских послов Сигизмунда Герберштейна и Ганса фон Турна в 1517 г., приезд в 1518 г. Франческо да Колло и Антонио да Конти, статейный список дьяка Владимира Племянникова, сведения о переговорах с посланниками польского короля Сигизмунда I Яном Щитом и Богушем Боговитиновичем. Документ является уникальным источником по истории внешней политики Московского государства в первой четверти XVI в. Памятник содержит ценные сведения о работе Посольского приказа, церемониях и обычаях приема послов иностранных государств. Особый интерес представляют сведения о дипломатической деятельности С. Герберштейна – автора знаменитых "Записок о Московии", увидевших свет в Вене в 1549 г. Историческая справка: В 1517 г. Максимилиан I предложил себя в качестве посредника при заключении мира между Россией и Польшей после ожесточенного конфликта между двумя государствами за смоленские земли. Военные действия зашли в тупик: силы великого князя Московского овладели Смоленском (июль 1514 г.), однако вслед за тем потерпели поражение в битве при Орше (сентябрь 1514 г.). Обе стороны были заинтересованы в прекращении военных действий, и фигура германского императора как посредника, казалось, устраивала и Сигизмунда I, и Василия III. Трудная миссия была возложена на опытного дипломата Сигизмунда Герберштейн, который отправился ко двору Василия III в апреле 1517 г. Однако, вскоре выяснилось, что Вена поддерживает требования Польши о возвращении Смоленска – условие неприемлемое для Москвы. Отправление ко двору Габсбургов дьяка Владимира Племянникова, и затем приезд новых австрийских послов Ф. де Колло и А. де Конти не внесли никаких изменений в позиции сторон. Со смертью Максимилиана I в 1519 г. дипломатические контакты не были прекращены, поскольку австрийская правящая династия вынашивала планы создания широкой антиосманской коалиции.
Ф. 32. Оп. 1. Ед. хр. 3
Книга Посольского приказа по дипломатическим сношениям с Австрией и Германской империей 1575-1578 гг.

Датировка: 1575-1578 гг. Аннотация: Сборник включает приезды австрийских послов Ганса Кобенцеля и Даниеля Принца фон Бухау в 1575 г., отправление гонца Василия Шушерина в Польшу в 1576 г., отпуск ко двору Максимилиана II послов князя Захара Ивановича Сугорского-Белозерского и дьяка Андрея Арцыбашева в 1576 г., приезд в Москву польского посланника Богдана Дедерка, отпуск к императору Рудольфу II посланника Ждана Ивановича Квашнина в 1577 г. Документ является уникальным источником по истории внешней политики Русского государства во второй половине XVI в. Памятник содержит ценные сведения о работе Посольского приказа, церемониях и обычаях приема послов иностранных государств. Историческая справка: 1575 г. отмечен возобновлением дипломатических контактов между Россией и империей Габсбургов, практически прерванных в 20-х годах XVI в. Это было вызвано совпадением интересов двух держав по ряду вопросов. Австрийский дом был заинтересован в первую очередь в создании обширной антиосманской коалиции, и Московское государство могло стать естественным союзником в борьбе с турками. Максимилиан II также выступил в качестве посредника при заключении мира с Речью Посполитой в разгар Ливонской войны, кроме того, германский император пытался заручиться поддержкой Ивана IV в деле избрания на вакантный польский трон эрцгерцога Эрнста. Смерть Максимилиана II в 1576 г. не повлияла на ход переговоров, и в сентябре 1577 г. ко двору нового императора Рудольфа II был отправлен посланник Ж. И. Квашнин.
Ф. 32. Оп. 1. Ед. хр. 4
Книга Посольского приказа по дипломатическим сношениям с Австрией и Германской империей 1580-1583 гг.

Датировка: 1580-1583 гг. Аннотация: Памятник является хронологическим продолжением предыдущей посольской книги 1575-78 гг. Сборник включает отправление к императору Рудольфу II гонца Афанасия Рязанова в 1580 г., отпуски посланника к папе римскому Истомы Шевригина в том же году, посланника в Австрию и в Рим Якова Семёновича Молвянинова и подьячего Тишина Васильева в 1582 г., а также списки с императорских, папских и венецианских грамот, присланные с Антонио Поссевино. Документ является уникальным источником по истории внешней политики Русского государства во второй половине XVI в. Рукопись содержит ценные сведения о работе Посольского приказа, церемониях и обычаях приема послов иностранных государств. Особый интерес представляют сведения о дипломатической деятельности в России иезуита А. Поссевино – автора записок о Московии, увидевших свет в 1586 г. Историческая справка: В конце 70-х годов XVI в. международное положение Московского государства заметно ухудшилось: были потеряны многие крепости в Ливонии, в августе 1579 г. польско-литовские войска вступили в Полоцк, кроме того, был урегулирован конфликт между новым королем Речи Посполитой Стефаном Баторием и императором Рудольфом II, таким образом, расчет на союз с Габсбургами в Ливонской войне провалился. В августе 1580 г. русский самодержец неожиданно обратился с просьбой о посредничестве к папе римскому Григорию XIII для заключения перемирия. В Москву был направлен Антонио Поссевино, занимавший высокий пост в ордене иезуитов. В его задачи входило добиться от Ивана IV разрешения на работу католических миссионеров в России. Приезд в Москву папского дипломата совпал с началом осады Пскова, предпринятой трансильванским князем в августе 1581 г. Героическая оборона Пскова, а также сложные дипломатические маневры с римским престолом позволили заключить в январе 1582 г. с Речью Посполитой Ям-Запольский мирный договор, столь необходимый обескровленному Русскому государству.
Ф. 35. Оп. 1. Ед. хр. 1
Книга Посольского приказа по торговым и дипломатическим сношениям с Англией 1581-1589 гг.

Датировка: 1581-1589 гг. Аннотация: Памятник представляет собой самую раннюю посольскую книгу по дипломатическим и торговым сношениям Московского государства с Англией. Сборник включает отпуски в Англию послов Фёдора Андреевича Писемского и подьячего Неудачи Ховралева 1581 г., толмача Романа Бекмана 1584-1587 гг., приезды в Россию доктора Роберта Якова 1581 г., английских посланников Джереми Бауса 1583 г., Фрэнсиса Черея и Джайлза Флетчера в 1587 г., а также приезды английских купцов с грамотами от королевы Елизаветы I. Документ является уникальным источником по истории внешней политики России в последние годы царствования Ивана IV, а также Фёдора Ивановича. Памятник содержит ценные сведения по развитию торговых отношений между двумя государствами. Рукопись (с некоторыми извлечениями) была подготовлена для публикации в конце XIX в. Ю. В. Толстым и К. Н. Бестужевым-Рюминым в серии "Памятники дипломатических сношений древней России с державами иностранными". Историческая справка: Посольство Ф. А. Писемского в Англию в 1581 г. было связано с попыткой заключения с королевой Елизаветой I военного союза против Речи Посполитой, рассматривался также довольно экзотический проект брака между Иваном IV и Марией Гастингс (племянницей Елизаветы). Перед Еремеем Боусом, который отправился в Россию в 1583 г., стояла довольно сложная задача: он должен был, с одной стороны, отклонить предложения о совместных военных действиях против Стефана Батория, а с другой – добиваться предоставления английских купцам прав на исключительную и беспошлинную торговлю в России. Привилегии были получены уже после смерти Ивана Грозного, в 1587 г., вследствие дипломатической миссии Дж. Флетчера, что значительно усилило позиции английской торговой компании в Восточной Европе.
Ф. 52. Оп. 2. Ед. хр. 5
Грамота Константинопольского собора об основании Московского патриархата.

Датировка: 1589 г., май Аннотация: Грамота была составлена в патриаршей канцелярии Константинополя и привезена в Москву в мае 1591 г. тырновским митрополитом Дионисием и 20 июня 1591 г. представлена царю Федору Ивановичу. В грамоте речь шла о созыве патриархом Иеремией по прибытии из Москвы в Константинополь великого собора, о его рассказе собравшимся о пребывании в Москве, о благочестии московского государя, обширности и величии его царства, о просьбе царя учредить в России особое патриаршество, принятом им решении исполнить эту просьбу и поставлении в Москве патриарха Иова и вручении ему патираршей хрисовулы. Присутствовавшие патриархи одобрили это и вместе с великим собором постановили, что признают и утверждают это решение. Подчеркивалось также, что право поставления патриарха даруется отныне "московскому собору": "да поставленный московский наперед сево господин Иев патриарх именуетца патриархом и почитае тса с ыными патриархи, и будет чин на нем и в молитвах после патриарха иерусалимского должно нам поминати имя наше и иных". В грамоте за патриархом Иовом утверждалось лишь пятое, то есть, последнее место в пятерке патриархов, что в дальнейшем вызвало недовольство правительства и церкви, которые стали настаивать на третьем месте московского патриарха (после константинопольского и александрийского.) Б.А.Успенский полагает, что "московский патриарх занял вакантное место в пентархии, освободившееся ввиду отпадения от православия папы римского". Поставление Иова состоялось ввиду уважения патриархов к царской власти и зависимости от нее. Историческая справка: Греческие грамоты - свидетели тесных связей России с Христианским Востоком. Важнейшим среди всех хранилищ, имеющих в своем составе греческие грамоты, является РГАДА, где есть специальный фонд "Сношения России с Грецией", представляющий собой архив Посольского приказа в той его части, которая относится к истории связей Русского государства в XVI-XVIII веках с Православным Востоком. Присылавшиеся в Москву греческие грамоты, как правило, сразу же переводились. По мере получения в России греческих грамот образовывался и рос фонд их переводов. Наличие переводов большого количества грамот явилось причиной того, что эти документы уже давно обратили на себя внимание исследователей русско-греческих отношений. Документы отложились в архиве Посольского приказа. Впервые поступили в ГАФКЭ в 1925 году в составе МГАМИД (Московский главный архив Министерства иностранных дел).
Ф. 52. Оп. 2. Ед. хр. 9
Грамота иерусалимского патриарха Феофана об учреждении патриархом Московским и всея Руси митрополита Ростовского Филарета Никитича (Романова) (Соборная грамота патриарха Феофана)

Датировка: 1619 г. июля 5 - 1629 г., июль Аннотация: Важнейшим событием в истории русской церкви, русско-греческих связей первой половины XVII века явилось поставление иерусалимским патриархом Феофаном в московские патриархи митрополита ростовского и ярославского Филарета. Поставление Филарета Никитича было оформлено грамотой патриарха Феофана. Возведение Филарета на патриарший престол состоялось 24 июня 1619 года и было оформлено особенно торжественно. Он был поставлен не собором русских епископов, а иерусалимским патриархом Феофаном, в то время находившимся в Москве для получения милостыни. Торжественность носила исключительный характер и должна была подчеркнуть не только возобновление патриаршества после долгого перерыва, но и обновление патриаршества на Руси. Этот акт символически предавал забвению деятельность Филарета Никитича во время Смуты, в частности, как "патриарха всея Руси" при Лжедмитрии II. В грамоте патриарха Феофана подчеркивалась каноничность поставления Филарета: "...произволением и благоволением превечнаго отца и помощию превечнаго сына и совершением Святого духа руку на него положили и преосвященна и святодостойна, как ему достоит, его исполнили и пресвятейшим его патриархом нарекли великие Христовы кафолические церкви царствующего града Москвы". Историческая справка: Хранящаяся в архиве грамота не является тем подлинным документом, который был составлен в Москве в 1619 году, а представляет собой копию, изготовленную в Яссах в июле 1629 года. Оригинал сгорел во время московского большого пожара 3 мая 1626 года, уничтожившего огромные массы документов ряда правительственных учреждений. Подлинная грамота о поставлении Филарета Никитича должна была бы попасть в опись архива Посольского приказа, составленную после пожара, в самом конце 1626 -начале 1627 года и включившую в себя сохранившиеся документы Посольского приказа. Однако, в описи 1626 года этой грамоты нет. Следовательно, она погибла во время пожара. Новую грамоту должен был доставить в Москву отправившийся из Ясс посланник иерусалимского патриарха вифлеемский митрополит Афанасий, который, однако, был задержан "литовскими людьми" в Прилуках и находился там под арестом семь недель. Грамота вместе с другими посланиями иерусалимского патриарха была спрятана "в дубраве под колодой", откуда ее извлек келарь Ватопедского монастыря Пахомий, явившийся с ней в Москву 10 сентября 1629 года.Но дата на грамоте осталась первоначальной-5 июля 1619 года. В конце XVII- начале XVIII века, когда в Посольском приказе , а затем - в Коллегии иностранных дел пересматривались подлинные документы по истории сношений России с греческим Востоком, с наиболее важных или интересных документов снимались копии или делались переводы. В рамках этой работы Софронием Лихудом был скопирован греческий текст этой грамоты. Копия и русский перевод грамоты хранятся вместе с самим документом в ф. 52 " Сношения России с Грецией".
Ф. 96. Оп. 3. Ед. хр. 5
Договор о перемирии на 20 лет, выдаче перебежчиков, торговле и пр. между Россией и Швецией

Датировка: август 1561 г. Аннотация: Подлинники международных договоров занимали особое положение в архиве Посольского приказа и сохранялись с особой тщательностью. Они служили нормативными документами, определявшими международно-правовые обязательства России и гарантировавшими права и положение Российского государства в системе международных отношений, а также его подданных в зарубежных странах и при контактах с иностранцами. Перемирие 1561 г., заключенное в Новгороде шведским посольством во главе с Н. Крумом и боярином кн. Ф. А. Булгаковыми, зафиксировало неустойчивое равновесие между Россией и Швецией на ранних этапах Ливонской войны, обусловленное борьбой обоих государств с Польшей и Литвой за Ливонские земли и назревающим конфликтом Швеции с Данией. Условия договора включали перемирие на 20 лет, выдачу перебежчиков, свободу торговли между поддаными обоих государств и нейтралитет Швеции в войне России с Ливонским орденом и Польшей и Литвой. Соглашение определяло порядок разрешения пограничных споров и уточнения границы согласно Ореховецкому миру 1323 г. Подлинник договора представляет собой два скрепленных вместе печатями пергаменных листа, на одном из которых помещен русский текст (противень) перемирия, а на втором - шведский вариант (по-немецки). Документ является источником ценных сведений по истории Ливонской войны, российской международно-правовой традиции и дипломатии. Историческая справка: Перемирие 1561 г. в основных своих положениях повторяет условия мира, завершившие русско-шведскую войну 1554— 1557 гг. В ходе начального этапа Ливонской войны русские войска заняли восточную часть Ливонии, в то время как северные районы Эстляндии перешли под власть Швеции; таким образом, между двумя государствами возник конфликт интересов. Однако в условиях, когда претензии на Ливонию выдвигали также Дания и польский король Сигизмунд II Август, Швеция и Россия стремились уклониться от столкновения друг с другом и заключили договор, в основном фиксировавший статус-кво. Договор действовал до вступления Швеции в войну с Россией в 1570 г. Подлинник перемирия хранился в архиве Посольского приказа; вместе с другими договорами XVI—XVII вв. поступил в 1724 г. в Московский архив Коллегии иностранных дел (с 1832 г. - МГАМИД). В 1918 г. МГАМИД был включен в ЕГАФ, образовав 3-е Московское отделение его I секции (законодательства, верховного управления и внешней политики). В 1920 г. ЕГАФ передан в Государственный исторический архив РСФСР, в 1925 г. вошел в состав Древлехранилища Московского отделения Центрального исторического архива РСФСР, в 1931 г. - Государственный архив феодально-крепостнической эпохи (ГАФКЭ), с 1941 г. - ЦГАДА, с 1992 г. - РГАДА.
Ф. 96. Оп. 3. Ед. хр. 12
Тявзинский договор о мире, размежевании границ, торговле и пр. между Россией и Швецией

Датировка: 18 мая 1595 г. Аннотация: Подлинники международных договоров занимали особое положение в архиве Посольского приказа и сохранялись с особой тщательностью. Они служили нормативными документами, определявшими международно-правовые обязательства России и гарантировавшими права и положение Российского государства в системе международных отношений, а также его подданных в зарубежных странах и при контактах с иностранцами. Тявзинский договор о «вечном мире» со Швецией представляет собой частичный пересмотр, в результате русско-шведской войны 1590—1595 гг., неблагоприятных для России результатов Ливонской войны, в конце которой Швеция захватила города Ям, Копорье, Корелу и Ивангород и лишила Россию выхода к Балтийскому морю. По условиям договора Швеция возвращала России город Корелу (Кексгольм) со всеми урочищами; Россия же отказывалась от притязаний на города и земли Эстляндского герцогства. Для размежевания границ от обоих государств направлялись межевые судьи. Стороны обязались отпустить без выкупа и размены пленных, впредь возвращать беглых и изменников. Шведы соглашались пропускать в Россию иностранных специалистов, а также купцов с товарами для царской казны. Торговля иностранных купцов с русскими на Балтийском море разрешалась только в городах Ревеле и Выборге; торг со шведскими подданными был разрешен русским только в Нарве. Документ является ценным источником по истории внешней политики России и ее положения в системе европейских международных отношений, а также по истории российской дипломатической и правовой традиции, о; Историческая справка: В 1590 г. правительство царя Федора Иоанновича и Бориса Годунова начало войну со Швецией, стремясь вернуть потери Ливонской войны. В конце 1593 г. русские и шведские послы заключили годичное перемирие с условием съехаться на то же место для постановления вечного мира. В конце октября 1594 г. к селу Тявзину съехались послы: от России - окольничий князь Иван Сампсонович Туренин, дворянин Астафий Михайлович Пушкин и дьяки Григорий Иванович Клобуков и Посник Дмитриев; от Швеции - королевский советник, рыцарь Стен Банер, Кристерн Клаесон, ревельский и лифляндский наместник Йорен Бойе, нарвский наместник Арвед Эриксон и секретари Никлас Раск и Ханс Эриксон Кранк. Посредником на переговорах с начала 1595 г. был посол римского императора Эренфрид фон Минкович. 20 февраля 1595 г. от имени короля Сигизмунда и царя Федора Иоанновича послы подписали прелиминарные пункты, а 18 мая того же года - договор о вечном мире. Хотя договор не был ратифицирован монархами обеих стран, его условия соблюдались. Подлинник Тявзинского договора хранился в архиве Посольского приказа; вместе с другими договорами XVI — XVII вв. поступил в 1724 г. в Московский архив Коллегии иностранных дел (с 1832 г. - МГАМИД). В 1918 г. МГАМИД был включен в ЕГАФ, образовав 3-е Московское отделение его I секции (законодательства, верховного управления и внешней политики). В 1920 г. ЕГАФ передан в Государственный исторический архив РСФСР, в 1925 г. вошел в состав Древлехранилища Московского отделения Центрального исторического архива РСФСР, в 1931 г. - Государственный архив феодально-крепостнической эпохи (ГАФКЭ), с 1941 г. - ЦГАДА, с 1992 г. - РГАДА. В 1970 г. - подлинник Тявзинского мирного договора со Швецией был похищен сотрудником ЦГАДА Апостоловым. 26 июня 1975 г. документ был возвращен в ЦГАДА Следственным управлением МВД СССР и были приняты строгие меры к обеспечению его сохранности.
Ф. 135. Оп. I-1. Ед. хр. 1
Духовная грамота Ивана Калиты (первый вариант)

Датировка: 1336 г. Аннотация: Духовная грамота московского великого князя Ивана Даниловича Калиты представляет собой ценнейший материал по истории Московского княжества, по составу владений самих князей-завещателей и их наследников, по количеству и виду принадлежавших им сокровищ - то есть, как движимому, так и недвижимому их имуществу. Кроме того, княжеское завещание содержит в себе уникальные сведения о внутреннем управлении княжеством, в котором личное и частное сочеталось с семейным и коллективным, дают сведения о собиравшихся в городах и сельской местности налогах, о распределении доходов между князьями, свидетельствуют об организации княжеского хозяйства и о занятых в этом хозяйстве категориях зависимого и свободного населения. Многочисленные названия населенных пунктов и волостей, перечисленные в духовном завещании, позволяют достаточно полно и точно определять состав, размеры и расположение княжеских уделов, а также отслеживать степень заселенности и освоенности территории. Перечень и описание предметов княжеской казны дают возможность характеризовать быт русских людей XIV в. Историческая справка: Духовная грамота Ивана Калиты, как важнейшая часть московского великокняжеского архива, хранилась в составе Казны московских великих князей, а в XVI в. попала в состав архива Посольского приказа. После упразднения Посольского приказа и создания в Петербурге Коллегии иностранных дел (1718 г.) сложился текущий архи Коллегии, куда были перевезены дела Приказа за последние годы, большая же часть его документов осталась в Москве. Хранилище, где отложились оставшиеся документы, стало называться Московским архивом Коллегии иностранных дел. В 1724 г. Архив приобрел статус самостоятельного учреждения - это был первый официально оформленный исторический архив. В 1781 г. к нему присоединили архив ликвидированной Московской конторы Коллегии иностранных дел. В 1832 г. после упразднения Коллегии архив получил название Московского главного архива Министерства иностранных дел. В 1918 г. МГАМИД был включен в ЕГАФ, образовав 3-е Московское отделение его I секции (законодательства, верховного управления и внешней политики). В 1920 г. ЕГАФ передан в Государственный исторический архив РСФСР, в 1925 г. вошел в состав Древлехранилища Московского отделения Центрального исторического архива РСФСР, в 1931 г. - Государственный архив феодально-крепостнической эпохи (ГАФКЭ), с 1941 г. - ЦГАДА, с 1992 г. - РГАДА. В 1766 - 67 гг. духовные грамоты великих князей были вновь обнаружены и описаны сотрудником Московского архива Коллегии иностранных дел Н. Н. Бантыш-Каменским, а в 1772 г. другой сотрудник архива, Н. Соколовский, описал печати, скреплявшие данные документы. Уже через год, в 1773 г., известный просветитель и публикатор Н. И. Новиков поместил архивные описания самых ранних великокняжеских завещаний в издаваемой им "Древней российской вивлиофике", а в 1775 г. опубликовал и сами духовные грамоты. Впоследствии публикация этих важнейших документов предпринималась еще трижды: в 1813 г. (Собрание государственных грамот и договоров), в 1950 г. (публикация Л. В. Черепнина) и в 2008 г. (публикация В. А. Кучкина).
Ф. 135. Оп. I-1. Ед. хр. 2
Духовная грамота великого князя владимирского и московского Ивана I Даниловича Калиты (второй вариант, с дополнением).

Датировка: 1339 г. Аннотация: Духовная грамота московского великого князя Ивана Даниловича Калиты представляет собой ценнейший материал по истории Московского княжества, по составу владений самих князей-завещателей и их наследников, по количеству и виду принадлежавших им сокровищ - то есть, как движимому, так и недвижимому их имуществу. Кроме того, княжеское завещание содержит в себе уникальные сведения о внутреннем управлении княжеством, в котором личное и частное сочеталось с семейным и коллективным, дает сведения о собиравшихся в городах и сельской местности налогах, о распределении доходов между князьями, свидетельствует об организации княжеского хозяйства и о занятых в этом хозяйстве категориях зависимого и свободного населения. Многочисленные названия населенных пунктов и волостей, перечисленные в духовном завещании, позволяют достаточно полно и точно определять состав, размеры и расположение княжеских уделов, а также отслеживать степень заселенности и освоенности территорий. Перечень и описание предметов княжеской казны дают возможность характеризовать быт русских людей XIVв. Историческая справка: Духовная грамота Ивана Калиты, как важнейшая часть московского великокняжеского архива, хранилась в составе Казны московских великих князей, а в XVI в. попала в состав архива Посольского приказа. После упразднения Посольского приказа и создания в Петербурге Коллегии иностранных дел (1718 г.) сложился текущий архив Коллегии, куда были перевезены дела Приказа за последние годы, большая же часть его документов осталась в Москве. Хранилище, где отложились оставшиеся документы, стало называться Московским архивом Коллегии иностранных дел. В 1724 г. Архив приобрел статус самостоятельного учреждения - это был первый официально оформленный исторический архив. В 1781 г. к нему присоединили архив ликвидированной Московской конторы Коллегии иностранных дел. В 1832 г. после упразднения Коллегии архив получил название Московского главного архива Министерства иностранных дел. В 1918 г. МГАМИД был включен в ЕГАФ, образовав 3-е Московское отделение его I секции (законодательства, верховного управления и внешней политики). В 1920 г. ЕГАФ передан в Государственный исторический архив РСФСР, в 1925 г. вошел в состав Древлехранилища Московского отделения Центрального исторического архива РСФСР, в 1931 г. - Государственный архив феодально-крепостнической эпохи (ГАФКЭ), с 1941 г. - ЦГАДА, с 1992 г. - РГАДА. В 1766 - 67 гг. духовные грамоты великих князей были вновь обнаружены и описаны сотрудником Московского архива Коллегии иностранных дел Н. Н. Бантыш-Каменским, а в 1772 г. другой сотрудник архива, Н. Соколовский, описал печати, скреплявшие данные документы. Уже через год, в 1773 г., известный просветитель и публикатор Н. И. Новиков поместил архивные описания самых ранних великокняжеских завещаний в издаваемой им "Древней российской вивлиофике", а в 1775 г. опубликовал и сами духовные грамоты. Впоследствии публикация этих важнейших документов предпринималась еще трижды: в 1813 г. (Собрание государственных грамот и договоров), в 1950 г. (публикация Л. В. Черепнина) и в 2008 г. (публикация В. А. Кучкина).
Ф. 135. Оп. I-1. Ед. хр. 3
Духовная грамота великого князя владимирского и московского Симеона Ивановича

Датировка: 1353 г. Аннотация: Духовная грамота московского великого князя Симеона Ивановича представляет собой ценнейший материал по истории Московского княжества, по составу владений самих князей-завещателей и их наследников, по количеству и виду принадлежавших им сокровищ - то есть, как движимому, так и недвижимому их имуществу. Кроме того, княжеские завещания содержат уникальные сведения о внутреннем управлении княжеством, в котором личное и частное сочеталось с семейным и коллективным, дают сведения о собиравшихся в городах и сельской местности налогах, о распределении доходов между князьями, свидетельствуют об организации княжеского хозяйства и о занятых в этом хозяйстве категориях зависимого и свободного населения. Многочисленные названия населенных пунктов и волостей, перечисленных в завещаниях, позволяют достаточно полно и точно определять состав, размеры и расположение княжеских уделов, а также отслеживать степень заселенности и освоенности территорий. Перечень и описание предметов княжеской казны дают возможность характеризовать быт русских людей XIV в. Историческая справка: Духовные грамоты, как важнейшая часть московского великокняжеского архива, хранились в составе Казны московских великих князей, а в XVI в. вошли в состав архива Посольского приказа. После упразднения Посольского приказа и создания в Петербурге Коллегии иностранных дел (1718 г.) сложился текущий архив Коллегии, куда были перевезены дела Приказа за последние годы, большая же часть его документов осталась в Москве. Хранилище, где отложились оставшиеся документы, стало называться Московским архивом Коллегии иностранных дел. В 1724 г. Архив приобрел статус самостоятельного учреждения - это был первый официально оформленный исторический архив. В 1781 г. к нему присоединили архив ликвидированной Московской конторы Коллегии иностранных дел. В 1832 г. после упразднения Коллегии архив получил название Московского главного архива Министерства иностранных дел. В 1918 г. МГАМИД был включен в ЕГАФ, образовав 3-е Московское отделение его I секции (законодательства, верховного управления и внешней политики). В 1920 г. ЕГАФ передан в Государственный исторический архив РСФСР, в 1925 г. вошел в состав Древлехранилища Московского отделения Центрального исторического архива РСФСР, в 1931 г. - Государственный архив феодально-крепостнической эпохи (ГАФКЭ), с 1941 г. - ЦГАДА, с 1992 г. - РГАДА. В 1766 - 67 гг. духовные грамоты великих князей были вновь обнаружены и описаны сотрудником Московского архива Коллегии иностранных дел Н. Н. Бантыш-Каменским, а в 1772 г. другой сотрудник архива, Н. Соколовский, описал печати, скреплявшие данные документы. Уже через год, в 1773 г., известный просветитель и публикатор Н. И. Новиков поместил архивные описания самых ранних великокняжеских завещаний в издаваемой им "Древней российской вивлиофике", а в 1775 г. опубликовал и сами духовные грамоты. Впоследствии публикация этих важнейших документов предпринималась еще трижды: в 1813 г. (Собрание государственных грамот и договоров), в 1950 г. (публикация Л. В. Черепнина) и в 2008 г. (публикация В. А. Кучкина).
Ф. 135. Оп. I-1. Ед. хр. 4
Духовная грамота великого князя московского Ивана II Ивановича Красного (1359 г., первый экземпляр).

Датировка: 1359 г. Аннотация: Духовная грамота великого князя Ивана Ивановича, представляет собой ценнейший материал по истории Московского княжества, по составу владений самих князей-завещателей и их наследников, по количеству и виду принадлежавших им сокровищ - то есть, как движимому, так и недвижимому их имуществу. Кроме того, княжеские завещания содержат уникальные сведения о внутреннем управлении княжеством, в котором личное и частное сочеталось с семейным и коллективным, дают сведения о собиравшихся в городах и сельской местности налогах, о распределении доходов между князьями, свидетельствуют об организации княжеского хозяйства и о занятых в этом хозяйстве категориях зависимого и свободного населения. Многочисленные названия населенных пунктов и волостей, перечисленных в завещаниях, позволяют достаточно полно и точно определять состав, размеры и расположение княжеских уделов, а также отслеживать степень заселенности и освоенности территорий. Перечень и описание предметов княжеской казны дают возможность характеризовать быт русских людей XIV в. В исторической науке с периода первой публикации духовных грамот (1775 год) установился определенный порядок их нумерации, и дело под № 4 считается «первой духовной грамотой великого князя Ивана Ивановича» или первым экземпляром этой грамоты; по авторитетному мнению В. А. Кучкина, эту грамоту следует считать второй, хотя традиционную датировку обеих грамот - 1359 г. - он сохраняет. Историческая справка: Духовные грамоты, как важнейшая часть московского великокняжеского архива, хранились в составе Казны московских великих князей, а в XVI в. вошли в состав архива Посольского приказа. После упразднения Посольского приказа и создания в Петербурге Коллегии иностранных дел (1718 г.) сложился текущий архив Коллегии, куда были перевезены дела Приказа за последние годы, большая же часть его документов осталась в Москве. Хранилище, где отложились оставшиеся документы, стало называться Московским архивом Коллегии иностранных дел. В 1724 г. Архив приобрел статус самостоятельного учреждения - это был первый официально оформленный исторический архив. В 1781 г. к нему присоединили архив ликвидированной Московской конторы Коллегии иностранных дел. В 1832 г. после упразднения Коллегии архив получил название Московского главного архива Министерства иностранных дел. В 1918 г. МГАМИД был включен в ЕГАФ, образовав 3-е Московское отделение его I секции (законодательства, верховного управления и внешней политики). В 1920 г. ЕГАФ передан в Государственный исторический архив РСФСР, в 1925 г. вошел в состав Древлехранилища Московского отделения Центрального исторического архива РСФСР, в 1931 г. - Государственный архив феодально-крепостнической эпохи (ГАФКЭ), с 1941 г. - ЦГАДА, с 1992 г.-РГАДА. В 1766 - 67 гг. духовные грамоты великих князей были вновь обнаружены и описаны сотрудником Московского архива Коллегии иностранных дел Н. Н. Бантыш-Каменским, а в 1772 г. другой сотрудник архива, Н. Соколовский, описал печати, скреплявшие данные документы. Уже через год, в 1773 г., известный просветитель и публикатор Н. И. Новиков поместил архивные описания самых ранних великокняжеских завещаний в издаваемой им «Древней российской вивлиофике», а в 1775 г. опубликовал и сами духовные грамоты. Впоследствии публикация этих важнейших документов предпринималась еще трижды: в 1813 г. (Собрание государственных грамот и договоров), в 1950 г. (публикация Л. В. Черепнина) и в 2009 г. (публикация В. А. Кучкина).
Ф. 135. Оп. I-1. Ед. хр. 5
Духовная грамота великого князя московского Ивана II Ивановича Красного (первый экземпляр)

Датировка: 1359 г. Аннотация: Духовная грамота великого князя Ивана Ивановича, представляет собой ценнейший материал по истории Московского княжества, по составу владений самих князей-завещателей и их наследников, по количеству и виду принадлежавших им сокровищ - то есть, как движимому, так и недвижимому их имуществу. Кроме того, княжеские завещания содержат уникальные сведения о внутреннем управлении княжеством, в котором личное и частное сочеталось с семейным и коллективным, дают сведения о собиравшихся в городах и сельской местности налогах, о распределении доходов между князьями, свидетельствуют об организации княжеского хозяйства и о занятых в этом хозяйстве категориях зависимого и свободного населения. Многочисленные названия населенных пунктов и волостей, перечисленных в завещаниях, позволяют достаточно полно и точно определять состав, размеры и расположение княжеских уделов, а также отслеживать степень заселенности и освоенности территорий. Перечень и описание предметов княжеской казны дают возможность характеризовать быт русских людей XIV в. Историческая справка: Духовные грамоты, как важнейшая часть московского великокняжеского архива, хранились в составе Казны московских великих князей, а в XVI в. вошли в состав архива Посольского приказа. После упразднения Посольского приказа и создания в Петербурге Коллегии иностранных дел (1718 г.) сложился текущий архив Коллегии, куда были перевезены дела Приказа за последние годы, большая же часть его документов осталась в Москве. Хранилище, где отложились оставшиеся документы, стало называться Московским архивом Коллегии иностранных дел. В 1724 г. Архив приобрел статус самостоятельного учреждения - это был первый официально оформленный исторический архив. В 1781 г. к нему присоединили архив ликвидированной Московской конторы Коллегии иностранных дел. В 1832 г. после упразднения Коллегии архив получил название Московского главного архива Министерства иностранных дел. В 1918 г. МГАМИД был включен в ЕГАФ, образовав 3-е Московское отделение его I секции (законодательства, верховного управления и внешней политики). В 1920 г. ЕГАФ передан в Государственный исторический архив РСФСР, в 1925 г. вошел в состав Древлехранилища Московского отделения Центрального исторического архива РСФСР, в 1931 г. – Государственный архив феодально-крепостнической эпохи (ГАФКЭ), с 1941 г. - ЦГАДА, с 1992 г. - РГАДА. В 1766 - 67 гг. духовные грамоты великих князей были вновь обнаружены и описаны сотрудником Московского архива Коллегии иностранных дел Н. Н. Бантыш-Каменским, а в 1772 г. другой сотрудник архива, Н. Соколовский, описал печати, скреплявшие данные документы. Уже через год, в 1773 г., известный просветитель и публикатор Н. И. Новиков поместил архивные описания самых ранних великокняжеских завещаний в издаваемой им "Древней российской вивлиофике", а в 1775 г. опубликовал и сами духовные грамоты. Впоследствии публикация этих важнейших документов предпринималась еще трижды: в 1813 г. (Собрание государственных грамот и договоров), в 1950 г. (публикация Л. В. Черепнина) и в 2008 г. (публикация В. А. Кучкина).
Ф. 135. Оп. I-1. Ед. хр. 6
Первая духовная грамота великого князя Дмитрия Ивановича (1372 г.).

Датировка: 1372 г., январь. Аннотация: Духовная грамота великого князя Дмитрия Ивановича, представляет собой ценнейший материал по истории Московского княжества, по составу владений самих князей-завещателей и их наследников, по количеству и виду принадлежавших им сокровищ - то есть, как движимому, так и недвижимому их имуществу. Кроме того, княжеские завещания содержат уникальные сведения о внутреннем управлении княжеством, в котором личное и частное сочеталось с семейным и коллективным, дают сведения о собиравшихся в городах и сельской местности налогах, о распределении доходов между князьями, свидетельствуют об организации княжеского хозяйства и о занятых в этом хозяйстве категориях зависимого и свободного населения. Многочисленные названия населенных пунктов и волостей, перечисленных в завещаниях, позволяют достаточно полно и точно определять состав, размеры и расположение княжеских уделов, а также отслеживать степень заселенности и освоенности территорий. Перечень и описание предметов княжеской казны дают возможность характеризовать быт русских людей XIV в. Историческая справка: Духовные грамоты, как важнейшая часть московского великокняжеского архива, хранились в составе Казны московских великих князей, а в XVI в. вошли в состав архива Посольского приказа. После упразднения Посольского приказа и создания в Петербурге Коллегии иностранных дел (1718 г.) сложился текущий архив Коллегии, куда были перевезены дела Приказа за последние годы, большая же часть его документов осталась в Москве. Хранилище, где отложились оставшиеся документы, стало называться Московским архивом Коллегии иностранных дел. В 1724 г. Архив приобрел статус самостоятельного учреждения - это был первый официально оформленный исторический архив. В 1781 г. к нему присоединили архив ликвидированной Московской конторы Коллегии иностранных дел. В 1832 г. после упразднения Коллегии архив получил название Московского главного архива Министерства иностранных дел. В 1918 г. МГАМИД был включен в ЕГАФ, образовав 3-е Московское отделение его I секции (законодательства, верховного управления и внешней политики). В 1920 г. ЕГАФ передан в Государственный исторический архив РСФСР, в 1925 г. вошел в состав Древлехранилища Московского отделения Центрального исторического архива РСФСР, в 1931 г. - Государственный архив феодально-крепостнической эпохи (ГАФКЭ), с 1941 г. - ЦГАДА, с 1992 г. - РГАДА. В 1766 - 67 гг. духовные грамоты великих князей были вновь обнаружены и описаны сотрудником Московского архива Коллегии иностранных дел Н. Н. Бантыш-Каменским, а в 1772 г. другой сотрудник архива, Н. Соколовский, описал печати, скреплявшие данные документы. Уже через год, в 1773 г., известный просветитель и публикатор Н. И. Новиков поместил архивные описания самых ранних великокняжеских завещаний в издаваемой им «Древней российской вивлиофике», а в 1775 г. опубликовал и сами духовные грамоты. Впоследствии публикация этих важнейших документов предпринималась еще трижды: в 1813 г. (Собрание государственных грамот и договоров), в 1950 г. (публикация Л. В. Черепнина) и в 2009 г. (публикация В. А. Кучкина).
Ф. 135. Оп. I-1. Ед. хр. 7
Духовная грамота великого князя московского Дмитрия Ивановича Донского

Датировка: 1389 г., 13 апреля - 16 мая Аннотация: Грамота представляет собой завещание Дмитрия Ивановича Донского своим сыновьям: он " приказывает " Москву своим четырём сыновьям- Василию, Юрию, Андрею, Петру. При разделе московских владений Василий Дмитриевич получил Коломенский уезд, Юрий - Звенигородский, Андрей - Можайский, Пётр - Дмитровский. В отличие от духовных грамот прежних князей, которые не касались вопроса о великом княжении, завещание Дмитрия Донского рассматривает великое княжение в качестве "вотчины" московского князя, которая переходит к его старшему сыну Василию. Внесение в завещание пункта о наследовании Великого княжения является крупной дипломатической победой Дмитрия Донского в Орде, так как он сумел добиться от Тохтамыша признания своих вотчинных прав, заставил хана авторитетом своей власти утвердить выдвинутые им вотчинные основы владения великокняжеским столом. Таким образом Дмитрий Донской упрочил великокняжеский престол за своим родом. Историческая справка: Грамота находится в составе коллекции документов, известной как "Государственное древлехранилище хартий и рукописей", возникшей в 1851 году в качестве особого отделения Оружейной палаты, в ведении управляющего Московским главным архивом Министерства иностранных дел (МГАМИД). В 1882 году Древлехранилище было переведено в помещение МГАМИД, в составе которого оно находилось до 1917 года. В 1931 году "Древлехранилище" вошло в состав Государственного архива феодально-крепостнической эпохи (ГАФКЭ), в дальнейшем ЦГАДА, РГАДА на правах самостоятельного фонда. Сама грамота изначально хранилась в московском великокняжеском архиве.
Ф. 135. Оп. I-2. Ед. хр. 78
Жалованная меновная и отводная грамота великого князя московского Ивана III Васильевича его племянникам князьям волоцким Федору и Ивану Борисовичам на волости Буйгород и Колпь в Волоцком и Тверском уездах.

Датировка: 1497 г. Аннотация: Грамота представляет собой исключительно ценный источник для изучения эпохи формирования Русского централизованного государства. Она отражает отношения внутри великокняжеской семьи, концентрацию земель в руках великого князя Ивана III вокруг Москвы, завершение процесса политического объединения Руси. Как следствие объединения и создания единого Русского государства появилась печать нового типа, с постоянными символами. Всадник, поражающий копьем дракона, "воссоединяется" с двуглавым орлом, который впервые появляется на русских печатях. "Воссоединение" демонстрирует двусторонняя красновосковая печать, привешенная к грамоте. По содержанию и характеру этот документ - жалованная меновная и отводная грамота великого князя московского Ивана III Васильевича, его племянникам князьям волоцким Федору и Ивану Борисовичам, на волости Буйгород и Колпь в Волоцком и Тверском уездах, выменянные на их села и деревни во Владимирском, Дмитровском, Коломенском, Костромском, Переяславском и Юрьев-Польском уездах. Кроме княжеской печати, грамота скреплена тремя черновосковыми вислыми печатями: две - князей волоцких и одна - московского митрополита Симона. 1497 год считается годом возникновения государственного герба России. Имеется архивная копия 1767 г. на 6 листах, муляж грамоты, изготовленный в ЛМРД федеральных архивов. Историческая справка: Грамота находится в составе коллекции документов, известной как "Государственное древлехранилище хартий и рукописей", возникшей в 1851 г. в качестве особого отделения Оружейной палаты, в ведении управляющего Московским главным архивом Министерства иностранных дел (МГАМИД). В 1882 г. Древлехранилище было переведено в помещение МГАМИД, в составе которого оно находилось до 1917 г. С 1931 г. "Древлехранилище" вошло в состав Государственного архива феодально-крепостнической эпохи (ГАФКЭ), в дальнейшем ЦГАДА (Центральный государственный архив древних актов), РГАДА (Российский государственный архив древних актов) на правах самостоятельного фонда. Грамота отложилась в архиве великокняжеского московского архива XIV-XV вв. Является ценнейшим источником для изучения России периода феодализма.
Ф. 135. Оп. I-3. Ед. хр. 2
Договорная (докончальная) грамота Новгорода Великого с великим князем владимирским и тверским Ярославом Ярославичем (первая).

Датировка: 1264 г. Аннотация: Грамота относится к истории Великого Новгорода периода его самостоятельности 13-15 веков. Связана с именем великого князя тверского Ярослава Ярославича, княжевшего после брата своего Александра Невского, и в дальнейшем с 1263 по 1272 годы ставшего великим князем владимирским. Грамота составлена от имени Великого Новгорода и не утверждена крестоцелованием тверского князя Ярослава Ярославича. То, что грамота не скреплена ответной специальной крестоцеловальной грамотой тверского князя, свидетельствует о том, что это односторонний акт, написанный от имени Великого Новгорода, предназначенный для тверской стороны, участвовавшей в её заключении. Текст грамоты состоит из статей, определяющих взаимоотношения между князем Ярославом Ярославичем и Новгородской Республикой, общих основ княжеской власти. Основное внимание в грамоте уделяется возможным конфликтам в связи с превышением Новгородом своих полномочий в отношении конкретных новгородских волостей. Историческая справка: Грамота находится в составе коллекции документов, известной как "Государственное древлехранилище хартий и рукописей", возникшей в 1851 году в качестве особого отделения Оружейной палаты, в ведении управляющего Московским главным архивом Министерства иностранных дел ( МГАМИД). В 1882 году Древлехранилище было переведено в помещение МГАМИД, в составе которого оно находилось до 1917 года. В 1931 году "Древлехранилище" вошло в состав Государственного архива феодально-крепостнической эпохи ( ГАФКЭ), в дальнейшем ЦГАДА, РГАДА на правах самостоятельного фонда. Сама грамота хранилась в составе тверского великокняжеского архива периода политической независимости Твери и конфискованного московской великокняжеской властью в 1485 году.
Ф. 135. Оп. III-1. Ед. хр. 2
Дело об избрании на царский престол Михаила Федоровича Романова.

Датировка: 1613 г. Аннотация: Памятник представляет собой собрание документов, связанных с одним из ключевых моментов в преодолении Смуты в России начала XVII в. - избранием на царский престол Михаила Федоровича и охватывает период с 23 февраля по 1 мая 1613 г. Комплекс материалов отложился в свое время в архиве Посольского приказа и включает: грамоту царя Михаила Федоровича Земскому собору из села Тайнинского о своем приезде в Москву (от 1 мая), а также переписку Земского собора и бояр князя Федора Ивановича Мстиславского с товарищами с царем и его матерью инокиней Марфой и с депутацией Земского собора во главе с архиепископом Рязанским и Муромским Феодоритом и боярином Федором Ивановичем Шереметевым о пути юного самодержца из Костромы в Москву, об организации борьбы с "польскими и литовскими людьми" и казацкими отрядами Ивана Заруцкого в южных уездах, о сожжении казаками гг. Епифани, Дедилова и Крапивны, о присяге царю жителей гг. Переславля-Рязанского, Казани, Нижнего Новгорода, Михайлова и Ряжска, о назначении воевод, о высылке дворян и детей боярских из городов на службу в Москву. Историческая справка: 21 февраля 1613 г. было обнародовано решение Земского собора об избрании Михаила Федоровича Романова на царский престол. 2 марта был выдан наказ официальному посольству, направившемуся уговаривать юного стольника и его мать инокиню Марфу принять скипетр Российского государства. Во глве посольства находились архиепископ рязанский и Муромский Феодорит, боярин Федор Иванович Шереметев, келарь Троице-Сергиева монастыря Авраамий Палицын, архимандриты московских Чудова и Новоспасского монастырей, протопопы кремлевских церковных соборов, боярин князь Василий Иванович Бахтеяров-Ростовский, окольничий Федор Васильевич Головин. Посольство прибыло в Кострому 13 марта. Принятие решения 14 марта было скреплено целованием креста перед наиболее чтимыми в Русской церкви иконами. 23 марта в Москву прибыл гонец Иван Васильевич Усов с известием об успехе посольства. С этого дня начинается оживленная переписка между московским правительством и царем. 19 апреля окружение царя принимает решение об отправке против шаек Ивана Заруцкого воеводы князя Ивана Никитича Меньшого Одоевского. 2 мая состоялся торжественный въезд Михаила Федоровича в Москву. В тот же день в Успенском соборе кремля состоялся праздничный молебен, который должен был ознаменовать завершение русской Смуты.
Ф. 135. Оп. III-2. Ед. хр. 38
Приговор Освященного собора об избрании митрополитом Московским игумена Соловецкого монастыря Филиппа (Колычева) и о невмешательстве его в дела опричнины.

Датировка: 1566 г., июля 20. Аннотация: Документ отложился в царском архиве XVI в. Текст писан митрополичьим дьяком Ильей Царегородцевым. Памятник отражает один из самых драматичных эпизодов из истории взаимоотношения светской и церковной властей Московской Руси. Приговор, дошедший до нас в подлиннике, не раз цитировался различными исследователями опричного периода. На обороте имеются следующие автографы: новоизбранного митрополита, архиепископов - Новгородского и Псковского Пимена (Черного), Ростовского и Ярославского Никандра, а также епископов -Смоленского и Брянского Симеона, Рязанского и Муромского Филофея, Коломенского и Каширского Иосифа II, Крутицкого (Сарского и Подонского) Галактиона, Пермского и Вологодского Иасафа, - что придает дополнительную ценность документу. Историческая справка: 19 мая 1566 г. оставил кафедру и удалился в Чудов монастырь митрополит Афанасий. В начале июня в Москве собрались епископы для избрания его преемника. Первоначально царь Иван IV решил возвести на митрополичью кафедру архиепископа Казанского Германа Полева. Однако вскоре возникла фигура игумена Соловецкого монастыря Филиппа Колычева. Исследователи высказывают предположение, что его кандидатуру могли предложить его двоюродные братья - Федор и Василий Ивановичи Умные Колычевы, в то время близкие к русскому самодержцу. Когда Филиппу была предложена кафедра, он недвусмысленно дал понять, что осуждает опричную политику Ивана Грозного. Между собором епископов и двором начались переговоры, которые завершились 25 июля возведением соловецкого игумена на митрополичью кафедру после того, как последний дал обязательство "в опришнину ... не вступатися".
Ф. 135. Оп. IV-2. Ед. хр. 17
Чиновный список свадьбы царя Михаила Федоровича с Евдокией Лукьяновной Стрешневой.

Датировка: 1626 г. (1640-ые гг.) Аннотация: Документ отложился в архиве Посольского приказа в виде двух списков. Ранний список составлен в 1626 г. (Лл. 1-2, 53-106) и имеет правку думного дьяка Ивана Тарасовича Грамотина. Второй, более поздний (Лл. 3-52) датируется 40-ми гг. XVII в. Рукопись представляет собой уникальный источник по истории русского быта и придворного церемониала XVII в. Не раз использовался в своих исследованиях И. Сахаровым, Н. И. Костомаровым, И. Е. Забелиным. Особый интерес представляют списки членов Государева двора, участвовавших в свадебных мероприятиях качестве дружков, коровайников и т. д. Историческая справка: После смерти царицы Марии Владимировны Долгоруковой в январе 1625 г. и положенного в таких случаях годового траура Михаил Федорович приступил к выбору невесты - будущей царицы. В Московском государстве подобное мероприятие всегда приобретало политическое значение, поскольку новая родня самодержца согласно традиции получала доступ в Боярскую думу, что существенно влияло на соотношение сил между различными группировками в российской правящей элите. Какое-то время вынашивались планы династического брака с одной из представительниц бранденбургского дома, однако этот эфемерный проект потерпел фиаско как всегда в связи с вопросом о смене веры возможной избранницы. Наконец, выбор государя пал на дочь Лукьяна Степановича Стрешнева, происходившего из заурядного провинциального дворянства. В определенной степени это устраивало представителей старомосковской знати, поскольку вхождение Стрешневых в состав правящей элиты не нарушало сложившегося к тому времени баланса между семейными кланами. Празднование длилось шесть дней с 3 по 8 февраля 1626 г. и сопровождалось раздачей подарков и обычными в таких случаях пожалованиями.
Ф. 135. Оп. V-1. Ед. хр. 1
Сборник юридических памятников и выписок. Сборник из собрания А. И. Мусина-Пушкина, содержащий Русскую Правду Пространной редакции, Закон судный людем и другие законодательные памятники X - XIII вв.; "Устав о всяцих пошлинах и о уроцех", Пушкинский сборник

Датировка: 2-я половина XIV в. Аннотация : Рукопись представляет собой сборник, в состав которого входит 6 отдельных юридических памятников. Составитель сборника рассматривал его как единое юридическое руководство: "Устав о всяцих пошлинах и о уроцех". Протограф сборника создан в Новгороде не ранее второй трети 13 в., а сам он написан почерком второй половины 14 в. Самой ценной частью сборника является важнейший законодательный памятник Древней Руси - "Русская Правда" Пространной редакции. В ее основу легла так называемая Правда Ярославичей, составленная на съезде князей -сыновей Ярослава Мудрого - в 1072 г. Основными нововведениями Правды Ярославичей, по сравнению с "Краткой Правдой" времен Ярослава Мудрого, были отмена кровной мести за убийство и замена ее штрафом, а также более подробная регламентация и изменение "вир и продаж" - наказаний за различные виды преступлений. Позднее этот кодекс был дополнен законами Владимира Мономаха и рядом других уставов (1116 г.). Значение данного юридического памятника трудно переоценить: без анализа языка, содержания, эволюции текстов Правды Русской невозможно проследить ранние этапы становления российской государственности, развитие государственного аппарата, гражданского и уголовного права и судопроизводства, составить представление о структуре Древнерусского государства и общества. Кроме того, анализ содержания всего Пушкинского сборника позволяет сделать ценные наблюдения о развитии русского законодательства в более поздний период (13 - 14 вв.), в частности, в Новгородской земле. Историческая справка: Сборник переписан в Новгороде или Новгородской земле во второй половине 14 в. Архетипы его основных составных частей, предположительно, были созданы в 1239 - середине 1260-х гг. В его состав вошли: Предисловие, составленное на основании "Слова святителя Василия Великого о судьях и клеветах" (стр. 1); Правда Русская (Пространной редакции), с дополнительной статьей "О копьи" (стр. 1 - 42); 3) Закон Судный людем (Пространной редакции), без заголовка (стр. 42-81); 4) Выдержки из ветхозаветных Законов Моисеевых, в Кормчих книгах помещаемых под заглавием "Избрание от Закона, Богом данного израильтяном Моисеом", без заголовка (стр. 81 - 97); 5) Торговый договор ("Правда") Смоленска с Ригой и Готским берегом, 1229 г., Рижская редакция договора по дефектному новгородскому списку, без заголовка (стр. 97 - 117); 6) Устав великого князя Ярослава Всеволодовича о мостах в Новгороде (1265 - 1267 гг.), заголовок "А се устав Ярославль о мостех" (стр. 117 - 119). Кроме того, в конце сборника небрежным почерком конца 15 в. было начато переписывание Церковного устава великого князя Владимира Святославича о церковных судах (стр. 120). Всего насчитывается более 100 списков Русской Правды, однако список, сохранившийся в Пушкинском сборнике, является уникальным. Он один из наиболее ранних по времени создания и унаследовал от своего протографа ряд новгородских особенностей. Согласно сложившейся классификации, Пушкинский список послужил заглавием для целой Пушкинской группы списков Пространной редакции, и представляет собой еще единственный экземпляр Пушкинского вида этой группы. Точно также, уникальным является список Пространной редакции Закона Судного людем. Он наиболее ранний из сохранившихся, и, по-видимому, был объединен с Правдой русской еще в протографе Пушкинского сборника. Данный список "Закона...", по существующей классификации, является единственным экземпляром Пушкинского извода Пространной редакции Закона Судного людем, важным для правильной реконструкции его первоначального текста. Выдержки из ветхозаветных Законов Моисеевых, как правило, традиционно сопутствуют Закону Судному людем и другим памятникам византийского происхождения, вошедшим в состав славянских Кормчих книг. Они носили не исторический, а вполне практический характер и применялись в древнерусском судопроизводстве наравне с прочими законами. Договор Смоленска с Ригой и Готским берегом 1229 г., созданный во многом на основании норм Русской Правды, предположительно, был списан новгородцами в смоленском княжеском архиве в 1239 г., когда князь Ярослав Всеволодович захватил Смоленск и посадил там править князя Всеволода Мстиславича. Он был интересен для Новгорода, богатого торгового города, правовыми нормами отношений с западноевропейскими купцами. Устав Ярослава Всеволодовича "о мостех" (разверстка по улицам и "сотням" Новгорода расходов на постройку мостов) также сопутствует сборникам Пушкинской группы Пространной Правды, находился в их общем источнике и в сложившемся виде датируется 1265 - 1267 гг. Составитель всего Пушкинского сборника рассматривал его как единое юридическое руководство и дал общее заглавие на титульном листе: "Устав о всяцих пошлинах и о уроцех". В дальнейшем, рукопись попала в собрание известного коллекционера российских древностей А. И. Мусина-Пушкина, а затем была передана в Общество истории и древностей российских при Московском университете. Оттуда Пушкинский сборник поступил в состав "Государственного древлехранилища хартий и рукописей" в ведении управляющего Московского главного архива Министерства иностранных дел (МГАМИД). В 1882 г. Древлехранилище было перевезено в здание МГАМИД, а в 1931 г. основная часть его документов в виде отдельного фонда вошла в состав Государственного архива феодально-крепостнической эпохи (ныне - РГАДА).
Ф. 135. Оп. pril_1. Ед. хр. 7
Чин наречения и поставления в патриархи Московские митрополита Ростовского и Ярославского Филарета Никитича.

Датировка: 1619 г. Аннотация: Документ отложился в архиве Посольского приказа. Содержит подробное описание обряда хйротонисания новоизбранного патриарха, перечень иерархов, участвовавших в соборе, а также «речи» Филарета к его царственному сыну. В конце памятника (на Л. 24) помещена выписка из чина наречения первого русского патриарха Иова (1589 г.). Является важнейшим документом начала царствования первого представителя дома Романовых, поскольку фиксирует восстановление всех институтов власти после преодоления Смуты. Занятие патриаршей кафедры отцом Михаила Федоровича надолго определило неповторимый политический ландшафт, сложившийся в Московском государстве. Историческая справка: Одним из основных пунктов перемирия в Деулино, заключенного 1 декабря 1618 г. с представителями Речи Посполитой, стало возвращение царского отца Филарета Никитича из польского плена. 2 июня 1619 г. произошел исторический размен в Вязьме. 14 июня состоялся въезд митрополита в Москву в сопровождении боярина Михаила Борисовича Шеина и думного дьяка Томилы Луговского. Первое, что предстояло сделать после возвращения старшего представителя рода Романовых - избрание главы Русской церкви. Патриаршая кафедра к тому времени уже пустовала семь лет. Ни у кого не было сомнений, что именно митрополит Ростовский и Ярославский должен стать новым патриархом. 24 июня 1619 г. состоялся обряд хйротонисания "святейшего патриарха Филарета Никитича и всеа Русии", как он стал теперь называться во всех официальных документах. С этого момента началось практически соправление царя со своим отцом, продолжавшееся вплоть до смерти последнего в 1633 г. Яркая личность нового патриарха оказывала все эти годы существенное влияние на внутреннюю и внешнюю политику Русского государства, с трудом приходившего в себя после Смуты, что позволило некоторым исследователям сравнивать Филарета с его французским современником кардиналом Ришелье.
Ф. 135. Оп. pril_3. Ед. хр. 59
Две грамоты воевод Второго земского ополчения боярина князя Дмитрия Тимофеевича Трубецкого и стольника князя Дмитрия Михайловича Пожарского белозерскому воеводе Степану Никифоровичу Чепчугову и дьяку Богдану Ильину о поражении войска гетмана великого литовского Яна Ходкевича под Москвой.

Датировка: 1612 г. Аннотация: Документ отложился в архиве Белозерской приказной избы. Представляет собой совершенно уникальный памятник, отражающий деятельность Второго земского ополчения. На оборотах листов имеются автографы: князя Дмитрия Тимофеевича Трубецкого, князя Дмитрия Михайловича Пожарского, князя Владимира Тимофеевича Долгорукова, Никифора Ивановича Плещеева, Василия Богдановича Бутурлина, Прокофия Федоровича Соковнина, что придает дополнительную ценность документу. В грамотах содержатся важные сведения о ходе военных действий по освобождению столицы от поляков - "московских сидельцев". Текст свидетельствует о примирении двух воевод - кн. Д. Т. Трубецкого и кн. Д. М. Пожарского - после острого конфликта, что отразилось в любопытной записи в конце второй грамоты "... а кто из них учнет писать к вам о каких делех нибудь грамоты, а имя будет в грамотах одново из них ково нибудь, и вам бы ... тем грамотам не верить". Историческая справка: 22-24 августа 1612 г. состоялись решающие бои войск кн. Д. Т. Трубецкого, кн. Д. М. Пожарского и Кузьмы Минина с отрядами Яна Кароля Ходкевича. После безуспешных попыток прорваться на помощь польском гарнизону, осажденному в Кремле, великий гетман литовский вынужден был отступить к Воробьевым горам, бросив на произвол судьбы «московских сидельцев». Черкасы, отделившись от Я. К. Ходкевича, пошли на Север разорять русские города. 22 октября начались переговоры русских воевод с осажденными поляками. 25 октября из Кремля были выпущены заложники, в том числе и дядя будущего царя Иван Никитич Романов. На следующий день состоялась капитуляция. Тем временем разгорался конфликт между двумя предводителями ополчения. Взаимное недовольство подогревалось противоречиями между дворянским войском, выступившем из Нижнего Новгорода, и "вольными" казаками, составляющими основной костяк отрядов кн. Д. Т. Трубецкого. Последний требовал как боярин, чтобы стольник кн. Д. М. Пожарский и торговый человек К. Минин ездили к нему в табор для совета. Те отказывались, поскольку опасались, вспоминая трагическую судьбу Прокофия Ляпунова, враждебных действий со стороны казаков. В результате переговоров было достигнуто соглашение о съезде в среднем месте на Неглинной.
Ф. 137. Оп. 1. Ед. хр. 1
Книга раздачи жалования служилым людям государева полка (отрывок).

Датировка: 1556/57 г. Аннотация: Памятник представляет собой отрывок книги раздачи денежного жалованья выборным служилым людям разных городов, составлявших государев полк. Содержит сведения о 180 лицах, расписанных в соответствии с их денежными окладами. В книге приводятся данные о получении жалования с 1551 по 1556 г. - кормлении или денежном откупе за него, затем указаны размеры вотчины и поместья с отметкой количества боевых холопов, которых следовало выставить в полк. Важнейший источник по истории вооруженных сил средневековой Руси, а также по истории местного управления. Историческая справка: Один из немногих документов середины XVI в., дошедших до нас в подлиннике. Ошибочное название "Боярская книга" дано архивистами XVIII в., под которым и вошло в научный оборот, хотя впоследствии было установлено ее существенное отличие от таких видов учетно-окладной документации конца XVI - XVII вв., как боярские книги и списки. В 1861 г. памятник опубликован директором МГАМИД кн. М. А. Оболенским. Материальный носитель: Бумага XVI в. с водяными знаками, чернила. Размеры: 14,5 х 19,3 х 3,7 см. Объем: 174 листа. Физическое состояние: Удовлетворительное. Полукожаный переплет конца XVIII – начала XIX в., на корешке золотое тиснение: «Книга боярская 1556 № 1». Сведения о реставрации: Реставрация не проводилась
Ф. 181. Оп. 1. Ед. хр. 452
Лествица Иоанна Лествичника (без начала и конца).

Датировка: Вторая половина XIII в. Аннотация: Ценный рукописный памятник. Рукопись содержит Сло­ва 3 - 25-е. В начале рукописи утрачено не менее двух тетрадей, текст на л. 1 начинается Словом 3-м «О странничестве». Рукопись обрывается на л. 103 Словом 25-м «О смирении». После л. 70 утрачен 1 л. Углы листов об­ветшали и осыпались. Л. 30 надорван у внешнего поля, склеен, текст не пострадал. На лл. 1, 103 об. текст частично затерт, прочтению поддается с трудом. Историческая справка: А.И. Соболевский установил, что рукопись была написана в Галицко-Волынской земле. Запись на л. 86 он относил к XIV в., а дату, указанную в записи - 6727 (1218/19 г.), не относил ко вре­мени написания рукописи.
Ф. 181. Оп. 2. Ед. хр. 116
Разрядная книга 1559-1646 гг. Список с подлинной разрядной книги князь Ондрея князь Иванова сына Сонцева Засеки.

Датировка: Начало XVII в. Список третьей четверти. XVII в. Аннотация: Документ является ценным источником по истории государственного управления, формирования верхнего слоя правящего сословия, организации вооруженных сил во второй половине XVI в., а также по истории местничества. Памятник представляет собой погодные записи о назначении служилых людей на гражданскую и военную службу полковыми и городовыми воеводами, судьями в приказы и т д. Имеются записи о приемах посольств и об отправке русских послов за рубеж. Особую ценность рукописи придает факт гибели значительной части материалов Разрядного приказа за этот период в московский пожар 1626 г. Историческая справка: Памятник создан в нач. XVII в. (м. б. в 1605 г.) путем сокращения текста пространной редакции разрядной книги. Список составлялся в третьей четверти XVII в., получил в научной литературе название - Архивский VI и является наиболее полным и исправным по сравнению с другими списками.
Ф. 181. Оп. 2. Ед. хр. 120
Верстальная десятня новиков всех городов верстания князя Тимофея Романовича Трубецкого, князя Фёдора Ивановича Хворостинина, дьяков Андрея Татьянина и Филиппа Голенищева.

Датировка: 1596 г. Копия конца XVII - нач. XVIII вв. Аннотация: Памятник является самой ранней дошедшей до нашего времени десятней новиков всех городов. Подлинник не сохранился. Список изготовлен, судя по филиграни (герб города Амстердама), в конце XVII - начале XVIII вв., находился во владении полковника Ивана Хомутова и передан в архив титулярным советником Павлом Зориным. Рукопись является бесценным источником по истории провинциальных служилых корпораций, персональному составу служилых "городов" конца XVI в.: кроме самих новиков в перечне упоминаются имена окладчиков, в роли которых в данном случае часто выступали губные старосты. Историческая справка: Верстание новиков всех городов проводилось в апреле 1596 г. боярами кн. Т. Р. Трубецким, кн. Ф. И. Хворостининым, дьяками А. Татьяниным и Ф. Голенищевым. В памятнике имеются сведения по 67 уездным корпорациям Московского государства, в том числе и пятинам Новгородской земли. Новики - представители служилого "города", впервые записанные в службу и верстаные поместным и денежным окладом (как правило, в возрасте 15 лет). Именно эта категория служилых людей уже в качестве рядовых детей боярских спустя десятилетие принимала активное участие в событиях Русской смуты. Уникальность этого документа в нач. XX в. по достоинству оценил Н. П. Лихачев, подготовивший текст к публикации.
Ф. 188. Оп. 1. Ед. хр. 816
Евангелие апракос краткий

Датировка: XIII в. Аннотация: Рукопись содержит Евангельские чтения - л. 1-108, месяцеслов- л. 108-126. Палеографические особенности: Пергамен. Устав двух почерков, в два столбца. Художественные особенности документа: На л. 48 заставка - разде­литель киноварью. Инициалы двух типов: старовизантийского и переход­ного от старовизантийского к тератологическому - киноварный контур, в большинстве раскрашенный киноварью и желтой краской, на л. 93 - с до­бавлением чернил, на л. 94 - желтой и синей краской. С л. 95 инициалы несколько проще - старовизантийского типа, вероятно выполнены другой рукой. Инициалы малые и заголовки месяцев в месяцеслове (с л. 108) -чернильный контур, киноварная раскраска. Заголовки чтений киноварные. На л. 5 об., 11 на нижнем поле - рисунки пером, чернилами в виде не­больших простых заставок (более позднего времени). Историческая справка: История поступления рукописи в РГАДА неизвестна. Бывшим директором ЦГАДА В.Н. Шумиловым было высказано предположение, что она попала в архив из фамильных дворянских архивов или монастырских фондов в 1920-1930 гг.
Ф. 188. Оп. 1. Ед. хр. 817
Евангелие апракос (отрывок)

Датировка: XIII в. Аннотация: Отрывок начинается чтением в четверг 2-й недели по Пасхе и обрывается чтением в субботу этой же недели. Историческая справка: В.Н. Шумиловым было высказано предполо­жение, что отрывок поступил из фамильных дворянских архивов или мо­настырских фондов в 1920-1930-е гг.


Яндекс цитирования